«Агрессия России выжимает советскость из Украины» – сержант ВСУ Александр Порохня

Киев – Тысячи километров военных дорог среди подсолнечных полей и терриконов Донбасса; между разрушенными селами и свалками уничтоженной военной техники… Сержант Вооруженных сил Украины Александр Порохня с первых дней военной агрессии России против Украины – на передовой, на линии соприкосновения: сначала как доброволец, сейчас как контрактник, старший водитель ЦВС (Гражданско-военное сотрудничество). По мнению бойца, нынешняя гибридная война является очередной попыткой России уничтожить государственность Украины, но вряд ли ей это удастся, Порохня отметил в интервью Радио Свобода.

Александр Порохня

На контракт приходят вчерашние добровольцы, те, кого называют «полевыми командирами» – это уже не просто патриоты Украины, это военные профессионалы

– Я часто оглядываюсь назад, вспоминаю первые месяцы военных действий на Донбассе, и сравниваю с тем, что есть сейчас. Так, медленно, но Вооруженные силы, Национальная гвардия Украины меняются, становятся сильнее. На контракт приходят вчерашние добровольцы, те, кого называют «полевыми командирами» – это уже не просто патриоты Украины, это военные профессионалы.

К тому же, Украина изучает опыт НАТО, что также важно. Российская агрессия «выжимает» советскость со всей Украины

К тому же, Украина изучает опыт НАТО, что также важно. Я когда служил в рядах советской армии, и могу сказать: до недавнего времени армия Украины ой как напоминала ту, советскую. Но российская агрессия «выжимает» советскость со всей Украины с украинской армией включительно.

– С чего для Вас началась борьба за Украину?

– Я всегда был человеком активным, интересовался историей Украины. А как вернулся в 1989 году с армейской службы, первое, что сделал – выточил себе тризуб на заводе «Антонова» в Киеве. Тогда у меня так обстоятельства сложились, что я оформился работать в пожарную охрану и сразу нацепил трезубец на форму, за что получал замечания от начальства. И вот в августе 1991 года Украина получает Независимость, тогда ощущался большой патриотизм и вдохновение у многих людей, и наша пожарная часть составила присягу на верность народу Украины – и от того времени меня не то что не ругали за трезубец, у меня спрашивали, где такой можно достать.

Александр Порохня (в центре)

– То есть, Вы с собратьями одними из первых присягнули на верность – потому что военные это сделали лишь в 1993 году?

Лично для меня принятие присяги было первой победой на пути к созданию независимого государства. Тогда мы получили Независимость, а вот теперь мы ее отвоевываем

– Да. Мы тогда принадлежали Министерства внутренних дел и сразу приняли присягу народу нового государства Украины. Войско оформлялось дольше, военные в 1993 году составляли присягу. И лично для меня принятие присяги было первой победой на пути к созданию независимого государства. Тогда мы действительно получили Независимость, а вот теперь мы ее отвоевываем.

– Что имеете в виду?

Было предчувствие, что не может такого быть, чтобы вдруг Москва согласилась отпустить Украину из-под своего влияния, со своей орбиты

– Я много анализировал тогда, много читал произведений по истории Украины, по проблематике истории России и СССР. И было у меня какое-то предчувствие, что просто так Россия Украину не отпустит, ну не может такого быть, чтобы вдруг Москва согласилась отпустить Украину из-под своего влияния, со своей орбиты – политической, экономической, культурной!

Мне казалось, что война начнется раньше, например, когда начался конфликт вокруг острова Тузла

Но мне казалось, что война начнется раньше, например, когда начался конфликт вокруг острова Тузла (конфликт между Украиной и Россией в 2003 году – ред.). Но началось все позже.

– Что больше всего поражает рядом с линией разграничения?

На фоне боевых столкновений, я почувствовал, что Донбасс стал мне более родным. Я стал понимать Донбасс и теперь я к нему отношусь, как к родной земле

– На Донбассе уникальные люди и уникальная природа. За это время, на фоне обстрелов и боевых столкновений, я почувствовал, что Донбасс стал мне более родным. Я стал понимать Донбасс и теперь я к нему отношусь, как к своей родной земле. Я же там уже знаю каждую дорогу, битую-розбомблену, каждое поле-травинку.

Они почувствовали себя частичкой Украины, это крайне важно

Я общаюсь с местными, конфликтов у меня с ними не возникает, наоборот: все больше людей интересует, что в Украине творится. То есть, они почувствовали себя частичкой Украины, это крайне важно и этот интерес надо поддерживать, надо на Донбассе людей, так сказать, знакомить с Украиной.

– Собственно, это и является одной из задач ЦВС, не так ли?

Так. Учтите, что ситуации на месте бывают разные, да и люди разные, кое с кем проще работать, а некоторым, так сказать, «Кремль выел мозг». Ищем индивидуальный подход и местных жителей, и до наших бойцов, ведь случается, что и военным и гвардейцам надо некоторые вещи объяснять.

Конечно, для меня важны и «маленькие» конкретные дела – например, чтобы солдат был одет и обут должным образом, чтобы были качественные продукты питания и прочее, чтобы он мог достойно воевать и, в первую очередь, остаться живым. Как и где, на передовой нам самое важное – сохранить человеческую жизнь.

Share Button