14 ноября родился генерал-лейтенант из Умани, который от имени советского Верховного Главнокомандования подписал акт капитуляции Японі

В других союзных странах их граждане, которые подписали Акты капитуляции Германии и Японии (Г.К. Жуков в России, Д.Эйзенхауэр и Д. Макартур в США, Д. где Тасіньї во Франции, например) считаются национальными героями, к их памяти относятся с большим уважением, постоянно ее уважают. В Украине имя генерала забытое

Подписанием 2 сентября 1945. Акта капитуляции Японии было завершено Вторую мировую войну. От имени Советского Верховного Главнокомандования этот документ скрепил своей подписью легендарный украинец, выдающийся полководец генерал-лейтенант Кузьма Николаевич Деревянко.

Осенью 1945. имя Деревянко стало известным всему миру. А сейчас этот человек забыто на его родине — в Украине, которой он посвятил всю свою жизнь, и в России, и в Японии, и в Китае…

Родился выдающийся военачальник, дипломат, один из образованнейших военных своего времени, 14 ноября 1904 г. в селе Косеновка Уманского уезда Киевской губернии (ныне Уманский район Черкасской области). Его отца — Николая Кирилловича односельчане глубоко уважали: он добывал хлеб насущный тяжелым, но таким нужным трудом каменотеса. А еще он был страстным борцом за национальные и социальные права земляков. За активное участие в революционных событиях в 1907 г. М.Деревянко арестовали и сослали на север России — в Великий Устюг (Вологодская область). Его жена Секлета Герасимівна с сыновьями — трехлетним Кузьмой, его братом Степаном, дочерью Зиной — поехала вслед за мужем.

Лишь через пять лет им соизволили вернуться в свою родную Косенівку. Осенью 1912 г. Кузьма пошел в местную церковноприходську школу. А в 1917 г., собрав последние копейки, родители отправили способного парня учиться в Первую украинскую гимназию им. Бориса Гринченко в Умани. Нужда не раз заставляла Кузьму прерывать обучение, чтобы помочь семье заработать на жизнь. С третьего класса из-за бедности он был вынужден покинуть гимназию и вместе с отцом работал каменотесом в гранитных карьерах и на стройках Шевченкового края. А когда надо было — пахал, сеял, собирал урожай, выполнял кельмы работы, перекрывал дома.

Отец готовил для хозяйственного парня участок земли, видел в сыне будущего хорошего земледельца. Но Кузьма хотел учиться. В 1922 г. с котомкой, где лежали нехитрые продукты, приготовленные мамой, и «Кобзарь» его любимого Тараса Шевченко, в штанах из домотканого полотна, окрашенного бузиной, юноша отправился к Киевской военной школы. После расформирования последней, Деревянко в числе наиболее способных курсантов переводят для дальнейшего продолжения обучения в Харьковскую школу красных старшин имени ВУЦИК. Там он, в частности, овладел японским языком.

После учебы — командир взвода, роты, помощник начальника штаба полка, помощник начальника отдела Украинского военного округа. Служил Деревянко отлично, уже через год командования взводом получил первую награду — именной серебряный портсигар, который хранил всю жизнь. С 1933 г. — слушатель Военной академии им. Фрунзе в Москве, где он основательно изучил английский язык. Приветливый, жизнерадостный, внимательный к друзьям Кузьма не только отлично учился, но и был инициатором различных спортивных соревнований, входил в сборную Академии по футболу, возглавлял велопробег по маршруту Москва — Харьков — Днепропетровск — Луганск — Сталинград — Владимир — Москва. А особенно он любил петь. Брал в руки балалайку и вместе с женой (она играла на гитаре) и сыном (мандолина) задушевно пел украинские песни, которыми заслушивались товарищи по учебе, командование, в т.ч. начальник академии маршал Бы.М. Шапошников, его помощник генерал Ю.А. Щаденко…

После обучения с 1936 г. выполнял особое задание правительства — организовывал и руководил перевальною базой на станции Сары-Озек (Казахстан), через которую осуществлялось снабжение всем необходимым китайской армии, которая вела войну с японскими агрессорами. В изнурительную жару, песчаные бури, снежные бураны, в жестокий мороз через высоченные горы Тянь-Шаня, пески одной из крупнейших пустынь мира – Гоби, по маршруту длиной более 2 тыс. км красноармейцы под его командованием переправляли в Китай винтовки, пулеметы, пушки, патроны, снаряды, мины. Нередко начальник базы капитан Деревянко сам вместе с другими бойцами перевантажував с железнодорожных составов и самолетов на автомобили, конные и верблюжьи повозки военную амуницию, с риском для жизни переносил ящики с боеприпасами, транспортировал танки, части самолетов и т.п. Не раз сопровождал караваны в города Урумчи, Кянджу, далее — через весь Синцзянь до мест базирования китайских воинов. В 1938 г. за выполнение этого задания он был награжден орденом Ленина. Такой награды в то время удостоювались единицы.

Но вскоре за клеветническими доносами К.М. Деревянко обвинили, как «врага народа», что скрыл свое происхождение из семьи эксплуататоров, дом которых имеет (о, ужас!) каменную ограду. Над офицером нависла смертельная опасность попасть в жернова сталинских репрессий, которые прокатывались по армии. Но каждая новая комиссия, которая занималась этим «делом», после посещения Косенівки констатировала нелепость обвинений. Его семья, где кроме Кузьмы, было еще семеро детей, едва сводила концы с концами, особенно после смерти отца в 1935 году.

В 1939-1940 гг. К.М. Деревянко — начальник штаба особой лыжной бригады. С августа 1940 г. — заместитель начальника разведотдела Прибалтийского военного округа. В частности, в январе-марте 1941 г. выполнял особое задание командования в Восточной Пруссии. А с началом Великой Отечественной войны — начальник разведотдела Северо-Западного фронта, лично вел глубокую разведку и военные операции в тылу фашистов. Так, в середине августа 1941 г. он возглавил рейд в тыл гитлеровцев, в ходе которого из плена в концлагере под Старой Руссой было освобождено много бойцов.

В 1942 г. он получает звание генерал-майора и назначается начальником штаба 53-й армии. Под его руководством были окружены и разгромлены фашисты возле м. Дем’янськ. С лета 1943. в составе Степного фронта принимает участие в Курской битве, освобождении Харькова.

С декабря 1943 года Деревянко как начальник штаба 57-й армии, а затем — 4-й гвардейской армии участвует в битве за Днепр. Он сделал значительный вклад в успешное завершение Корсунь-Шевченковской битвы. В частности, хорошо направленным ударом гвардейцев в районе Шендерівки и Лысянки было уничтожено немецкое группировки Штеммермана, которое пыталось вырваться из окружения. Со слезами на глазах встретила сына Секлета Герасимівна, когда он пришел в только что освобожденную бойцами его армии родной Косенівку.

Возглавленный Деревянко штаб армии умело организовывал разгром гитлеровцев в ходе Яссо-Кишиневской операции, во время прорыва объявленной Гитлером «неприступной» оборонительной линии «Маргарита» в районе озера Балатон в Венгрии, освобождение Будапешта и Вены. Не раз его имя как умелого полководца фигурировало в приказах Верховного Главнокомандующего. Все боевые соратники отмечали, что Кузьма Николаевич был умным, твердым, заботливым военачальником. А когда надо — то с оружием в руках непосредственно включался в бой. Так было и на озере Балатон, когда фашисты прорвались к штабу армии. Деревянко в этих условиях организовал оборону и сохранил управления. За ратные подвиги, высокое военное искусство он был удостоен звания генерал-лейтенанта (в 40 лет!), высоких государственных наград, в т.ч. стал одним из немногих генералов, которые были награждены всеми тремя орденами имени выдающихся полководцев — Богдана Хмельницкого, Суворова и Кутузова. После окончания войны в Европе достойно представлял СССР в Союзном совете по Австрии.

Летом 1945 г. К.М. Деревянко был назначен представителем советского Верховного Главнокомандования при штабе Союзных войск на Тихом океане во главе со знаменитым американским генералом Д. Макартуром, которые вели войну с японскими агрессорами. После длительного перелета Деревянко прибывает в штаб Союзных войск в Маниле (Филиппины). Когда подошло время подписывать Акт капитуляции Японии, именно ему было поручено сделать это от имени СССР, хотя к такой миссии готовились и другие.

Выбор был неслучайным. Учитывались его военные заслуги, опыт, личные качества, высокая эрудиция, знание английского и японского языков. Немалую роль сыграло и то, что Кузьма Николаевич был украинцем. Этим объективно отдавалось должное героизму украинцев, их жертвам на алтарь Победы. За этим стояли определенные внутри – и внешнеполитические расчеты. В частности, подпись украинца под Актом капитуляции Японии, чем была поставлена последняя точка во Второй мировой войне, без сомнения, стал еще одним весомым аргументом в тех острых дискуссиях, которые состоялись между СССР, США и Великобританией в связи с подготовкой к созданию ООН. Еще в сентябре 1944. Сталин писал Рузвельту: «Вам, конечно, известно, что, например, Украина и Белоруссия, которые входят в Советский Союз, по количеству населения и политическим значением преобладают некоторые государства, относительно которых мы все согласны, что они должны быть отнесены к числу инициаторов создания Международной организации».

Американская сторона продолжала заявлять, что тогда она может настаивать на представительстве в ООН всех штатов, входящих в состав США. На Ялтинской конференции великих держав (февраль 1945 г.), а потом на конференции в Сан-Франциско предложение СССР была принята. Украина поставила свою подпись под Уставом ООН, стала одним из основателей этой организации. Но на Западе продолжали высказывать всяческие сомнения по этому поводу. Ситуация осложнялась и из-за смерти президента США Ф.Д. Рузвельта, с которым была достигнута соответствующая договоренность. А соглашения об учреждении ООН вступали в действие после ратификации их парламентами соответствующих стран. Это должно произойти после полного окончания Второй мировой войны. Выдвижение украинца в центр событий, связанных с ее завершением, в конце концов положило конец подобной неопределенности, всевозможным инсинуациям. В конце октября 1945. и американский конгресс ратифицировал документы в отношении ООН. Все это способствовало утверждению Украины как полноправного члена всемирной международной организации.

Это все произошло позже. А 30 августа 1945 года К.М. Деревянко вместе с Д. Макартуром самолетом прибывает в Японию. 2 сентября 1945 года с американского линкора «Миссури», который стоял в Токийском заливе, подошел катер с высокими военными чинами. Постукивая палкой по металлической трапу, на палубу корабля поднялся уполномоченный императора Японии, министр иностранных дел Н. Сігеміцу, за ним начальник генерального штаба И. Умедзу. В полной тишине подписали Акт, в котором признавалось поражение Японии, а ее войска и народ обязались немедленно прекратить военные действия, безусловно выполнять все требования и указания союзников. Затем этот документ письменно скрепили представители стран-победителей. Когда к столу направился полномочный представитель СССР генерал К.М. Деревянко, американские моряки зааплодировали. Этот момент потом смогли увидеть в кинохронике и на фотографиях, услышать о нем по радио, прочитать в газетах и журналах жители всей планеты. Деревянко при жизни стал легендарным.

Через несколько дней отважный генерал с огромной опасностью для собственного здоровья посещает японские города Хиросиму и Нагасаки, которые недавно были подвергнутые американской атомной бомбардировке. Виходивши вдоль и поперек радиоактивное пепелище, он составляет подробное его описание и фотографирует увиденное.

В конце сентября 1945. К.М.Деревянко вызывают в Москву. Там он докладывает Сталину и высшему советскому руководству о капитуляции Японии, положение в этой стране, состояние ее армии, в частности, военно – морских сил. Особенно внимательно был рассмотрен его отчет и фотографии о результатах атомной бомбардировки Японии. Деятельность генерала было полностью одобрено. А его материалы о атомные бомбардировки были использованы в ходе разработки советского атомного оружия.

В январе 1946. Кузьма Николаевич был назначен представителем СССР в Союзном совете в Токио. Совет, в которую, кроме Деревянко, входили генерал Д. Макартур (США), представители Китая и Великобритании, контролировала осуществления условий капитуляции и все послевоенная жизнь Японии. Рада работала в сложной обстановке. Шла «холодная война», с 1950 г. начались военные действия в Корее. В таких условиях Деревянко проявлял дипломатическое умение и настойчивость в сочетании с тактом в защите позиций своего государства. Неоднократно он предлагал, например, меры по демократизации послевоенной Японии. Подготовил и внес на обсуждение Совета 33 заявления и меморандумы по различным аспектам отношений с американской администрацией, о путях восстановления и развития японской экономики и культуры, о советско-японские взаимоотношения и т. д.

Положение осложнялось и тем, что не всегда в Москве уделяли необходимое внимание проблемам небольшой группы советских представителей. Сохранилось интересное свидетельство К.Симонова, который вместе с другими писателями посетил Японию в 1946 г. После возвращения он был принят министром иностранных дел СССР.Молотовым. Последний, вспоминал К. Симонов, «слушал меня внимательно и доброжелательно. Все это было до того момента, пока я не заговорил, что у меня есть поручение генерала Деревянко. Вопрос, о котором идет речь, — изменение характера, сроков и норм снабжения того маленького контингента, батальона войск, который прибыл в распоряжение нашего члена Контрольного Совета, — требует неотложного решения. Потому что практика, которая существует, никуда не годится. — Это не его дело — задавать такие вопросы через третьих лиц…, — жестко сказал Молотов о Деревянко, сказал со злостью».

Его плодотворная деятельность получила международное признание. В мае 1946. он получил такое сообщение из Белого Дома — резиденции американского президента: «Президент Соединенных Штатов в соответствии с приказом генерала Дж. Вашингтона 7 августа 1782 г. награждает Деревянко К.М. орденом За заслуги офицерской степени». Был также награжден двумя венгерскими орденами — Свободы И серебряного степени (1946) и За заслуги в борьбе за свободу III степени (1950). В 1947 г. Президиум Верховного Совета СССР наградил его вторым орденом Ленина.

В начале 50-х гг. после заключения мирного договора с Японией (сталинское руководство его так и не подписало) Союзный Совет прекращает существование. К.М. Деревянко переводят в Москву, где он работал на высоких должностях: начальник кафедры вооруженных сил иностранных государств Военной академии, а затем — управление информации ГРУ Генштаба. Но вследствие ядерного облучения, полученного во время посещения Хиросимы и Нагасаки, неуклонно ухудшалось его здоровье. 14 ноября 1954 года в больнице героя посетили маршалы С.К. Тимошенко и П.А. Ротмистров, чтобы от имени высшего руководства поздравить с 50-летием. А 30 декабря того же года после тяжелой болезни (рак поджелудочной железы) он умер. Некрологи в «Правде», «Красной звезде» и других газетах подписали прославленные полководцы Второй мировой войны — Г.К. Жуков, В.Д. Соколовский, И.С. Конев, Г.Я. Малиновский и другие. С государственными почестями К.М. Деревянко похоронили на почетном Новодевичьем кладбище в Москве.

А дальше… наступило забвение. Могилу легендарного украинца, выдающегося военачальника, дипломата, который поставил последнюю точку во Второй мировой войне, никто, кроме родственников, не посещает, надгробие разрушается и нуждается в реставрации.

В других союзных странах их граждане, которые подписали Акты капитуляции Германии и Японии (Г.К. Жуков в России, Д.Эйзенхауэр и Д. Макартур в США, Д. где Тасіньї во Франции, например) считаются национальными героями, к их памяти относятся с большим уважением, постоянно ее уважают. В Украине имя генерала забытое.

Любые предложения по увековечению памяти легендарного генерала остаются без внимания. В частности, равнодушие проявляет военное руководство государства, которое в первую очередь должно заниматься этим делом. Еще год назад в Министерство обороны Украины были направлены соответствующие материалы с просьбой способствовать восстановлению памяти о легендарном воине. В ответ поступила формальная отписка, из которой следовало, что наши военные этим делом заниматься не собираются . Правда, обещали отразить деятельность героя в экспозиции Музея вооруженных сил Украины. Но за год в этом музее, как и в многочисленных изданиях под эгидой Минобороны, не появилось ни одного упоминания о генерале. Возвращение из забвения имени этого героя, как и других выдающихся деятелей, способствовало бы воспитанию чувства гордости за свою страну и свой народ, повышению авторитета Украины в мире.

Владимир ШЕВЧЕНКО, доктор исторических наук, профессор, заслуженный работник образования Украины
Газета «День»

Share Button