Фото под юбками – жертва рассказывает, как она с этим борется

Копирайт изображения
Gina Martin

Когда какой-то человек на музыкальном фестивале сфотографировал Джина Мартин под юбкой, она сразу обратилась в полицию. А когда ее дело закрыли, создала на сайте петицию и начала борьбу за то, чтобы производство открыли снова. Что было дальше, она расскажет сама.

8 июля 2017 года я стояла в толпе на музыкальном фестивале British Summer Time в лондонском Гайд-парке. Мы со старшей сестрой веселились и ждали, когда на сцену выйдут The Killers. Рядом с нами стояли двое мужчин. После того, как они предложили нам жареной картошки (и я взяла несколько кусочков), их поведение стало очень странным и неприятным.

Один из них (брюнет) вел себя отвратительнее, чем его выше ростом белокурый друг. Он буквально засыпал меня вопросами. Я видела, как он осматривает меня с ног до головы, смеется и обсуждает меня с другом. А потом он потерся об меня. Думаю, именно тогда это и произошло.

В какой-то момент он втихаря сунул телефон мне между ног, расположил камеру так, чтобы она была направлена вверх, и среди белого дня сфотографировал промежность.

Копирайт изображения
@beaniegigi

Image caption

Джина с сестрой на фестивале British Summer Time за час до инцидента

Тогда я даже не догадывалась, что он сделал. Мы с сестрой радовались, ожидая группу, от которой фанатели еще подростками. Мы смотрели на сцену, но краем глаза я кое-что заметила. Высокий блондин смеялся, разглядывая что-то на телефоне. Мою промежность, прикрытую тонкой полоской трусиков. Фотография была маленькой, но я сразу поняла, что на ней.

Я выхватила телефон у него из руки и закричала, что он сделал фото под моей юбкой. Он угрожающе навис надо мной, тыкал пальцем мне в лицо и орал, что это фотография сцены. Потом схватил меня за плечи и толкнул, требуя, чтобы я вернула ему телефон. Я не могла випручатися, поэтому смотрела на людей вокруг и кричала: “Помогите! Помогите мне!”

Я передала телефон девушке, которая стояла рядом со мной и с которой мы всего несколько минут назад весело щебетали. Он агрессивно двинулся на нее и прошипел: “Отдай телефон”. Девушка отказалась.

Я встретилась взглядами с парнем, который стоял возле меня. “Беги!” — сказал он. И я побежала.

Я выхватила тот телефон у девушки и опрометью бросилась сквозь толпу. Плакала и просила людей пропустить меня. Я бежала так быстро, как только могла, но все равно слышала, что он догоняет. “Отдай телефон!” — кричал он мне.

Я побежала напрямик к охранникам. Когда те увидели мое состояние (и мужа, который за мной гнался), окружили меня кольцом. Он бросился прямо на них, размахивал руками, пытался дотянуться до меня и кричал, что он такого не снимал.

Мне не удавалось его угомонить. Один из охранников предложил мне положить телефон ему в карман. Так я и сделала.

Копирайт изображения
@beaniegigi

Минуту-две мы ждали полицию, поэтому я спросила, можно ли нам подойти ближе к зрителям и попеть — хотела притвориться, будто ничего не произошло.

Охрана позволила нам отойти от них не более, чем на три метра. Мы с сестрой стояли возле пропускных ворот, обнимали друг друга и заставляли себя танцевать под первую песню The Killers.

Хотя на самом деле я пела сквозь рыдания, а сестра еле сдерживала слезы.

Когда приехали полицейские (мужчина и женщина), я пыталась как можно лучше объяснить им, что произошло, хотя в голове был полный сумбур. Они отнеслись ко мне с пониманием и сочувствием. Кто-то из них сказал, что “в 30-градусную жару я имею полное право прийти на фестиваль в короткой юбке и не переживать, что такое может произойти”.

Они отвели блондина в сторону и минуту-две его допрашивали. А когда вернулись ко мне, то полицейский извинился и сказал: “К сожалению, мне пришлось посмотреть на ту фотографию. На ней видно больше, чем вам бы хотелось… но это не шокирующее изображение. Ничего такого ужасного там не видно, поэтому мы вряд ли сможем что-то с этим поделать. Я вам честно скажу — вряд ли мы вам чем поможем”.

Он спросил, хочу ли я написать заявление, но я чувствовала себя бессильной. Я стояла посреди поля, плакала и не могла даже думать. Мне просто хотелось получить хоть какое-то удовольствие от своей (недешевой) вечернего развлечения, а все прочее волноваться уже позже.

Полиция заверила меня в том, что они “заставили стереть фотографию”. На тот момент у меня все перепуталось в голове, и я даже не подумала о том, что то был мой доказательство.

Копирайт изображения
@beaniegigi

Image caption

Джина Мартин на фестивале Latitude

Ту фотографию назвали не шокирующей, потому что на мне были трусики. Если бы я тогда была без нижнего белья, то к этому делу могли отнестись совсем иначе. Но я не понимаю, почему степень моей “одягненості” должен влиять на реакцию полиции.

За пять дней я села в автобус, который должен отвезти меня на фестиваль Latitude. В дорогу я взяла сумку с одеждой, которую выбирала очень долго. Размышляла, стоит ли брать с собой юбки после всего, что произошло, это тупо?

Мне позвонили из полиции, сказали, что мое дело закрыли. Но в очередной раз заверили меня, что фотографию они удалили. На свежую голову, когда я уже имела время все обдумать, я не поверила собственным ушам. Меня это категорически не устраивало.

За несколько дней я написала пост в Facebook, к которому приобщила фотографии тех мужчин. Я увидела их на нашем с сестрой фото с концерта. Я хотела их пристыдить. Хотела, чтобы пользователи соцсети их узнали и рассказали мне, кто это.

За считанные дни мой пост разлетелся по всему Twitter и Facebook. Другие женщины делились со мной похожими историями. Именно тогда я поняла, что это не только моя проблема.

Я начала получать сообщения. Некоторые люди хотели поддержать меня, а некоторые наоборот — ненавидели.

Кто-то советовал, чтобы я носила длинные юбки, не привлекала к себе внимания и перестала врать. Другие утверждали, что я делаю это ради публичности и что я жертва, потому что сама виновата.

Несколько фактов:

  • Фото под юбкой — это снимок, сделанный без согласия под чьей-то юбкой камерой, объектив которой направлен вверх
  • Такие фотографии могут загружать на соответствующие сайты — и это большой бизнес
  • Некоторые нарушители пользуются камерами, встроенными в носки ботинок
  • Чтобы сдерживать влечение к тайному фотографированию, телефоны в Японии делают снимки со звуком щелчка затвора, который невозможно отключить
  • В Шотландии по закону о половых преступлениях от 2009 года, фото под юбкой считается преступлением
  • В Англии, Уэльсе и Северной Ирландии привлечь к ответственности за такое преступление сложнее

Источник: Prof Clare McGlynn

Я создала петицию на сайте Care2, требуя, чтобы мое дело возобновили (петиция уже набрала более 50 000 подписей).

На той неделе мне было очень тяжело работать. В течение семи дней меня бесконечно тролили, я получала ужасные сообщения.

На определенном этапе я стала мемом. Подростки теґали себя в моем посте, подписываясь фразочками типа “Viva la підспідничники!” и сопровождали это сміхотливо-плачущими смайлами. Их друзья отвечали: “ЛОЛ. Шлюха”. От чрезмерного внимания и стресса я перестала нормально спать и потеряла аппетит. Вряд ли человек догадывается, как тяжело выдерживать весь поток обвинений, пока сама не станешь жертвой. Это ужасно.

Копирайт изображения
Facebook

Я начала узнавать, каким образом можно подать иск. В разговорах с юристами, друзьями и представителями таких организаций, как “Safe gigs for Women” (Безопасные концерты для женщин) и “Girls Against” (Девушки против), я узнала, что в Англии и Уэльсе фото под юбкой не считаются сексуальным преступлением.

В вуаєризмі преступников тоже обвиняют нечасто. Законы о вуайеризм защищают жертв лишь в том случае, когда жертва находится в частном месте (например, в примерочной) или дома. Но я была на фестивале — в общественном месте.

Как выяснилось, иск я могла представить только одного старого закона — о “нарушении правил приличного поведения в публичных местах”.

По этому закону к ответственности можно привлечь за развратное и бесстыдное поведение в общественном месте, свидетелями которой стали по меньшей мере двое людей. По иронии, за этим законом обычно судят эксгибиционистов.

Поэтому, проще говоря, права жертв фотографирования под юбками в Англии и Уэльсе гарантирует один-единственный закон — тот, что больше защищает чувства общественности, а не обиженную жертву.

И, кстати, этот закон древний — жертвы не пользуются им, ибо не знают о его существовании. А если бы им было о нем известно, то не восприняла бы полиция мое дело иначе?

В ситуации, которая сложилась, нужно что-то менять. И поэтому я начала кампанию за то, чтобы съемка под юбками признали сексуальным преступлением. В Шотландии этот закон действует. Так может действовать и у нас.

Мое дело снова открыли. Надеюсь, что тех мужчин накажут. Но речь идет о чем-то больше.

Следующий шаг для меня — добиться, чтобы приняли поправки к законам, и фото под юбкой вошло в список преступлений на половой почве для защиты жертвы, а не оскорбленных чувств общественности.

Заявление лондонской полиции:

Полиция серьезно воспринимает все сообщения о вуайеризм и детально расследует такие случаи. Мы боремся с такими правонарушениями с помощью специальной методики, основанной на собранных данных; наши служащие проводят работу в рамках специальных операций.

Также мы осознаем, что люди, которые пострадали вследствие такого поведения, испытывают невероятного стресса от вмешательства в их жизнь.

В данном конкретном случае мы считаем, что заявление потерпевшей рассмотрены в соответствии с ее пожеланиями. С ней повторно связались наши сотрудники, идет расследование.

Share Button