Книга года ВВС – витамины для писателей

Image caption

В этом году в жюри Книги года BBC произошли изменения. Светлана Пыркало будет принимать участие исключительно в отборе детских книг, Виталий Жежера – взрослых. Тарас Февраль присоединился в состав основного жюри (на фото справа).

О страстях, которые кипят вокруг выбора победителей Книги года ВВС, и как изменилась украинская литература за 13 лет существования премии говорили члены жюри и призеры конкурса во время Форума издателей во Львове.

“Это тринадцатая Книга года ВВС, и я надеюсь, что число 13 будет для нее счастливым”, – сказала Марта Шокало, выпускающий редактор ВВС, объявляя о начале Книги года ВВС-2017.

По традиции, эта литературная премия стартовала во время львовского форума. В середине октября редакция ВВС Украина сформирует длинные списки, и уже из них жюри выберет короткие списки и победителя в двух категориях – детской и взрослой.

В жюри вошли профессор Киево-Могилянской академии Вера Агеева, журналистка Ольга Герасимьюк, советник по вопросам культуры ЕБРР Светлана Пыркало (в этом году участвует только в детской номинации), выпускающий редактор ВВС Украина Марта Шокало, философ Тарас Лютый и журналист Виталий Жежера (участвует только во взрослой номинации).

Идея проводить книжный конкурс возникла в 2005 году. Семь лет спустя в премии выделилась детская номинация – после победы романа “Синие воды”.

Image caption

За 12 лет премии наградили 17 книг

ВВС Украина собрала основные цитаты с разговора о премии Книга года ВВС.

Марта Шокало, член жюри: Я напомню, как у нас происходит конкурс. Мы объявляем начало Книги на Форуме издателей, потом до 1 октября издательства представляют свои книги и редакция ВВС Украина отбирает длинный список. Мы все дружно читаем, дискутируем, выбираем длинный список и передаем его членам жюри. Жюри читает, обсуждает, пишет рецензии, и в начале декабря объявляет пятерку, а затем – победителя Книги года BBC.

Как возникла идея начать такой конкурс?

Светлана Пыркало, член жюри: Начало этой премии был такой прозаический, прагматичный. Мы с коллегами думали, чем заполнить радиоэфир на рождественский период, когда в мире происходит меньше событий. В конце концов, мы подумали, почему бы не сделать серию программ о книги. А про какие книги? Давайте спросим у нашей аудитории, какие книги они читают, а потом выберем пять лучших книг, а из тех книг выберем еще лучшую. В конце концов, появилась идея сделать премию. Корпорация ВВС пошла на встречу, мы нашли небольшой бюджет на премию. Договорились, что тысяча фунтов будет премия за лучшую, по мнению жюри, книга года ВВС. И публика, и наши читатели-слушатели, издатели и, главное, писатели проявили к этому интерес.

Image caption

Светлана Пыркало присоединилась к участникам разговора по скайпу из Лондона

Мы серьезно отнеслись к этому делу и пригласили в жюри литературоведов – Веру Агееву, Сергея Васильева, Ивана Малковича, Владимира Цыбулько, Константина Родика. Постепенно мы начали думать, что хорошо бы пригласить людей, которые известны не только в книжной среде, а известные широкой публике. К нам присоединилась Ольга Герасимьюк и много других людей у нас побывало в жюри.

Вы помните, когда вы впервые узнали о Книгу года?

Тарас Лютый, член жюри: Я уже не могу вспомнить, когда точно услышал про Книгу года ВВС, но поскольку я слежу за событиями, которые происходят в книжной среде, то по крайней мере на слуху были призеры конкурса и книжки, которые получали первые места в номинациях, оседали на полках. Каждый раз это было своеобразным стимулом познакомиться с этой книжкой.

Image caption

Философ Тарас Лютый – новичок в жюри Книги года ВВС

Сегодня мы должны были бы поставить вопрос о своеобразную трансформацию в рамках конкурса – как меняется литература. Я думаю, что настоящая литература действительно делает своеобразный поворот в сторону эссеистики и в целом гуманитарной литературы. Возникает такой эффект дополнения – есеїстична литература пытается найти для себя место в ряду изящной словесности. Думаю, что с каждым годом романам будет все труднее.

Которой литература была на самых началах конкурса и как она изменилась за это время?

Вера Агеева, член жюри: 12 лет, о которых мы говорим, это время, в который поместилось две украинские революции. Менялась жизнь и литература.

Первая книга, которая стала призером, имела в названии слово игры – “Весенние игры в осенних садах” Юрия Винничука (победитель 2005 года – Ред.) Это для меня симптоматично. Тогда был постмодернизм, начало 2000-х. Казалось, что все худшее позади. Весенние игры, потому что советская зима позади; Весенние игры, потому что второй киевский Майдан был немного карнавальным, победным. В конце концов, чего нам бояться, если в “Московиаде” Андрухович низложил всех идолов в финале, и все – мы с Москвой рассчитались.

Потом Книга года ВВС “капитализировалась”, потому что пришел “Капитал” Сергея Жадана. Жадан трижды был нашим лауреатом – как дважды призер года и как Книга десятилетия. Эта книга явно легче, життєрадісніша, чем “Ворошиловград”, которая была такой тревожной.

Image caption

Ольга Герасимьюк (слева) и Вера Агеева (справа) вспоминают предыдущих победителей

Если совсем серьезно, то как говорил когда Жадан, что премии – это витамины для литературы. Я имею наглость сказать, что Книга года ВВС, пожалуй, самое питательное, из премиальных витаминов, которые имеет наша литература. Думаю, в этом году у нас работы будет достаточно много, ибо есть что читать.

Что для вас Книга года ВВС?

Ольга Герасимьюк, член жюри: Я бы назвала нашу работу работой золотоискателей, которые выискивают среди всего, что издательство подает, что-то, на что мы могли бы поставить наклейку Книга года ВВС, и оно в магазинах по этому признаку привлекало больше людей.

Эта премия действительно вітамінізувала среду. Я бы назвала ее шансом, который дается писателю, чтобы что-то сказать или написать. За это время появилось много писателей. Также женщины начали писать книги, которые исправили такое отношение к женскому писания, как в “женских романов” и “другой литературы”.

Я следила с большим интересом за тем, что пишут, потому что это развивалось вместе с нашим обществом. Мы порой определяли тенденцию года. Я помню, как был такой печальный период, и все написали вдруг мистические произведения и подали нам. Это были поиски космоса. Мы чувствовали, что в атмосфере что-то назревает – и, действительно, произошла последняя революция.

Я очень благодарна, что появились исторические романы. Я очень уважаю господина Рутковского, который написал “Синие воды”.

Мы все воспитывались на литературе, в которой “калина поломилась, девушка приуныла, казака понесли”, и мы все плачем. Если бы мы говорили о наши героические страницы, не бравурно, без патетики, пафоса, а нормально – я думаю, мы бы развивались иначе.

Как на жизнь писателей повлияла премия?

Image caption

Лауреаты детской премии Книга года ВВС – Галина Ткачук и Леся Воронина

Леся Воронина, автор Детской Ккниги года ВВС-2012 “Тайное Общество Трусов и Лжецов“: на самом Деле, у нас происходит перезагрузка детской литературы.

Когда я выступала в школах, я спрашивала у детей, что бы вы хотели перечитать из школьной программы. Кроме Нестайко мне не называли ничего. Когда я спрашивала почему, дети отвечали: потому что они все мучаются, плачут, а потом умирают.

Наша литература стала полноценной. Она во многом избавилась от комплексов. Я безумно рада, что пришли молодые, не зашоренные, интересные и профессиональные писатели. Я не думаю, что их целый пласт, но их много. Раньше я понимала, что у наших писателей был романный комплекс. Молодой писатель сразу начинал писать глубокий, психологический роман. Стеснялись писать детские произведения. Теперь таких желающих детских писателей много – это классно, потому что это конкуренция.

Андрей Бачинский, автор Детской Книги года ВВС-2015 “140 децибелов тишины”: Я думаю, сейчас в значительной степени благодаря этой премии, детские писатели стали больше обращать внимание на “инклюзивных” детей.

Image caption

Андрей Бачинский – лауреат Детской Книги года ВВС

Ранее этого немного сторонились в нашей литературе. И даже эту историю издательства не очень хотели брать печатать, потому что боялись, что она не будет воспринята.

Когда книга получила награду ВВС, это был определенный резонанс. Наверное, как-то повлияло на то, что сейчас не боятся об этом писать. Это дает мотивацию для других авторов.

Галина Ткачук, автор Детской книги года ВВС-2016 “Тринадцать историй в темноте”: Очень важно, что благодаря Книге года детская литература стала видимой. Она как-то очень долго была в тени.

После Книги я увидела тысячи новых детей на чтениях. Я услышала много признаний, что это была первая книга или первая прочитанная самостоятельно.

Это очень большой шаг, чтобы много людей задумалось о том, какой детская книга должна и может быть, как выбирать книги.

Image caption

Члены жюри рассказали, какие страсти кипят во время выбора победителя

Вера Агеева: Книга года ВВС сделала чтение украинских романов модными. И это очень хорошо. Украинская книга все больше выходит на рынок. То, что книга, которая вошла в пятерку ВВС, продается значительно лучше, чем та книга, которая не вошла – это аксиома.

И хочу обратиться к членам жюри: давайте в этом году хотя бы не будем кидаться книжками, как мы обычно бросаемся. Можно отдельно рассказать, какие страсти неистовствуют. (Смеются).

Марта Шокало: Но еще не дрались. (Смеются).

Image caption

Книга года ВВС-2017 состоится в тринадцатый раз

Ольга Герасимьюк: За это время (существования премии. – Ред.) появилось много новых издательств. Культура издательского дела также ушла вперед – это стоит отметить, потому что это также история того, как мы работали. Мы считаемся сейчас и на то, как книга издана, приятно ее взять в руки. Приятно ней биться, да, госпожа Вера? (Смеются)

Вера Агеева: Мы не деремся, мы бросаем. (Смеются).

Марта Шокало: Сегодня мы объявили о старте Книги года ВВС -2017. В середине октября стоит ожидать длинных списков, которые мы сформируем редакцией, и потом, уважаемое жюри, от середины октября ожидайте огромных пакетов с книгами. И будем все читать. Читаем мы и пусть читают все!

BBC Украина проводит свою ежегодную литературную премию Книга года ВВС – 2017 в партнерстве с культурной программой Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР).

Share Button