Блог историка: 1962 год. Первый украинец в космосе

Image caption

В Украине 1962 года оперативно издали массовым тиражом листовку “Новые небесные братья”, который продавался чуть ли не в каждом киоске “Союзпечати”

Ровно 55 лет назад – 12 августа 1962 года – в космос полетел украинец Павел Попович, уроженец поселка Узин, что на Киевщине.

30-летний капитан Павел Попович, космонавт №4, мог стать космонавтом №1 – вместо старшего лейтенанта Юрия Гагарина. В шестерке кандидатов на первый пилотируемый полет он имел лучшие шансы.

Станислав Цалик

Писатель, краевед, сценарист, автор более тысячи эссе, посвященных малоизвестным страницам истории Киева и Украины.

Генерал Николай Каманин, руководитель отбора и подготовки космонавтов, записал в дневнике 18 января 1961 года:

“Попович по всем данным может быть одним из первых среди шестерки”.

Прошло три месяца – полетел Гагарин.

О том, как утвердили кандидатуру первого космонавта, рассказал журналист Леонид Владимиров. В течение многих лет он занимался космической тематикой, лично общался с космонавтами и конструкторами.

После побега из СССР в Великобританию, он рассказал об этом в книге “Советский космический блеф” (1973).

Первым должен был проложить путь в космос только чистокровный росіянинЛеонід Владимиров, журналист

“Главное требование, – писал Владимиров, – была абсолютно расистская: космонавт №1 должен был быть чисто русским человеком по крови!.. Поэтому, например, кандидатуры украинца Поповича, чуваша Николаева, наполовину украинца Быковского отпадали сразу. Их разрешалось использовать в следующих полетах, даже рекомендовалось использовать – для демонстрации “дружбы народов” в СССР. Но первым – первым должен был проложить путь в космос только чистокровный русский”.

Утереть нос американцам

Павла Поповича назначили на первый в мире групповой полет: он должен был пилотировать “Восток-4”, а Андриян Николаев одновременно должен был лететь на корабле “Восток-3”. В космосе они должны взаимодействовать.

Подготовка к полету началась в феврале 1962-го. Советский лидер Никита Хрущев просил ускорить старт, чтобы утереть нос американцам.

Image caption

Главная советская газета “Правда” 13 августа 1962 года с сообщением о старте Павла Поповича

Относительно продолжительности предстоящего полета развернулись споры. Генеральный конструктор Сергей Королев хотел установить рекорд – трое суток. Ведь космонавт №1 Юрий Гагарин находился в космосе всего 108 минут, а космонавт №2 Герман Титов – 25 часов.

Министерство обороны СССР, которое руководило проектом, згоджувалося лишь на одни сутки. В случае хорошего самочувствия космонавтов – на две.

Королев задействовал “тяжелую артиллерию”. Собрал совещание и сообщил: Хрущев поддерживает трехсуточный вариант. И утвердил Поповичу и Николаеву полетное задание на трое суток.

Космический пение

11 августа 1962-го стартовал Николаев, на следующий день – Попович. Во время одного из сеансов связи с Центром управлением полетами космонавт №4, человек веселого нрава, вдруг запел “Дивлюсь я на небо и думку гадаю”.

Королев расчувствовался – то была его любимая песня. И не наказал певца за нарушение дисциплины. Именно украинская песня стала самой первой в космическом пространстве.

Трое суток полета прошли нормально. В Центре управления полетами развернулась дискуссия: не продлить Павлу Поповичу полет еще и на четвертые сутки?

Доложили Хрущеву. Тот сказал: если нет проблем с техникой и жалоб на здоровье, пусть себе летает.

Космонавт обрадовался… Вскоре сообщил: “Наблюдаю грозу!” А “гроза” – это условный код, означавший: космонавту плохо, тошнота дошла до рвоты. Ему приказали немедленно приземляться.

Затем Попович удивлялся: зачем было садиться? Чувствовал он себя нормально – увидел в иллюминаторе настоящую метеорологическую грозу и молнию.

Сын Тараса Бульбы

Image caption

“Эскорт мира” – так подал первый групповой полет космонавтов журнал сатиры и юмора “Крокодил” (№23, 20 августа 1962 года). Хотя на самом деле отрабатывались детали военной программы.

По завершении полета космонавты позвонили Хрущеву. Сначала с лидером страны разговаривал Николаев, тогда передал трубку Поповичу.

“Искренне поздравляю вас”, – сказал Хрущев украинском.

“Я, – так же украинском отрекомендовался Попович, – первый советский космонавт из Украины”.

Дальше общались на русском – об Украине.

Хрущев: “Мне говорят, что вся Украина торжествует. И батька ваш все закрутил, как Тарас Бульба”.

Попович подтвердил: “Мой отца все крутит!”

Хрущев: “Я видел фотографию вашего отца в “Правде”. Это такой запорожский казак”.

Попович: “А вон, Никита Сергеевич, похож на Тараса Бульбу”.

Хрущев: “Да, похож! Очень рад, горжусь вами, товарищ Попович, вами гордится весь советский народ, гордится Украина!”

Журнал “Авиация и космонавтика” открыл №9 за 1962 год пафосными строками:

“Этот номер журнала, дорогой читатель, посвященный выдающемуся событию современности – первом в мире групповом полете космических кораблей “Восток-3” и “Восток-4”. Они летели на минимальном расстоянии друг от друга в 5 километров. Летчики-космонавты совершали в этом групповом полете согласованные действия, держали прямую связь “космос – космос”, помогали друг другу в полете, точно и скрупулезно выполняя заданную программу”.

Ноль в результате

Image caption

В мемуарной книге “Вылетаю утром” Павел Попович рассказал о родной Узин, о Киев, а также об истории создания отряда космонавтов

А дальше – 12 лет “молчания”. В следующий раз Павел Попович полетел в июле 1974-го на “Союзе-14”.

В интервью 1997 года Попович так объяснил 12-летнюю паузу:

“Я было сказал, что пока все ребята из первого отряда не взлетают в космос во второй раз не полечу”. Конечно, пошутил. А что на самом деле?

Он готовился к полетам, которые по разным причинам не состоялись.

1965-го должен был лететь с Валентиной Пономаревой на “Восходе-4” – первый экипаж “мужчина-женщина”.

1968-го в качестве командира корабля “Союз-3” должен был осуществить стыковку с “Союзом-4”.

Того же года готовился облететь на корабле “Зонд-7” вокруг Луны, а чуть позже назначался на роль первого человека, который ступит на Луну.

В 1969-м собирался лететь на первом военно-исследовательском корабле “Союз 7К-ВИ”.

В июле 1973-го должен был совершить первый полет на первую военную орбитальную станцию “Салют-2”. Но в мае станция разгерметизировалась и упала в океан.

Шесть отмененных стартов в течение 12 лет… Изнурительная подготовка, активные тренировки, постоянное изучение новой техники, планы, надежды – и ноль в результате.

Союз земляков

Image caption

Генерал-майор авиации Павел Попович как “свадебный генерал” на кинофестивале в поселке советских космонавтов – Звьоздному городке. Обложка журнала “Советский экран” (№18, сентябрь 1983 года)

Больше он не летал. Второй полет в 44 года – это предел. Защитил диссертацию, написал несколько “космических” книг, стал заместителем начальника Центра подготовки космонавтов.

Как многолетний депутат Верховного Совета УССР помог односельчанам газифицировать улицы, проложить асфальтівку до одесской трассы и тому подобное.

Вроде бы простые вещи, но без влиятельного земляка колхозники не имели бы и этого. Нечего было ждать, что советская власть позаботится об удобстве рядовых крестьян – это же не космическое соревнование с Америкой, куда не жалко вложить миллиарды…

1999 года Попович создал и возглавил Украинский союз космонавтов, в состав которого вошли Георгий Береговой (уроженец Полтавщины), Виталий Жолобов (Херсонщина), Георгий Шонин (Луганщина), Игорь Волк (Харьковщина), Леонид Попов (Кировоградская область) и другие. Всего в космосе побывали 20 выходцев из Украины.

Павел Попович ежегодно посещал Гурзуф, где приобрел квартиру. Там он и умер в сентябре 2009-го. Еще год – и праздновал бы 80-летие.


Посмотреть комментарии

Share Button