Блог историка: три Ялты Александра Ханжонкова

Копирайт изображения
Станислав Цалик

Image caption

Александр Ханжонков, один из крупнейших кінопідприємців Российской империи, продюсировал фильмы и занимался кинопрокатом собственных и зарубежных лент

8 августа исполняется 140 лет со дня рождения выдающегося кинопредпринимателя, одного из основателей украинского кино Александра Ханжонкова. До сих пор его обычно называют российским кинематографистом. Но именно он основал Ялтинскую киностудию. А родился на Донетчине.

Из Москвы надо бежать

Весной 1917-го 40-летний киномагнат Александр Ханжонков, известный производитель фильмов, пришел к выводу: из Москвы надо бежать!

После отречения Николая II наступил политический хаос, следовательно – экономичный. Для продуктивной работы следует устроить постоянную кінобазу в провинции.

Выбрал Крым.

Во-первых, подальше от конкурентов, которые выбрали Кавказ. Во-вторых, на полуострове больше солнечных дней. А главное, он уже снимал в Крыму: продюсировал 1911-го “Оборону Севастополя”, одну из первых в мире полнометражных лент. Продолжительность – 100 минут!

Ялту Ханжонков впервые посетил в ноябре 1911-го – император захотел посмотреть готовую картину. Во время просмотра в Ливадии Ханжонкову казалось: провал. Но Николаю II зрелище понравилось – подошел, поблагодарил. И подарил бриллиантовое кольцо.

То есть фильм, по современной терминологии, достал “прокатное удостоверение”.

Копирайт изображения
Станислав Цалик

Image caption

Батальные сцены “Обороны Севастополя” (1911) впервые в мире снимали одновременно двумя камерами. Кадр из фильма.

Так начиналась Ялтинская киностудия.

От первого посещения Ялты прошло более пяти лет. Второй контакт оказался длиннее.

“В м. Ялте на Аутській купили участок с прекрасными декоративными растениями и соответствующим домом, – вспоминал Ханжонков. – Здесь мы и решили оборудовать нашу […] собственную летнюю съемочную базу… С весны 1917 года я жил в Ялте”.

Съемочную площадку подготовить не успели, поэтому режиссеры выбирали для съемок самые красивые пейзажи Ялты. Так на экран впервые попали дворец Эмира Бухарского, Ласточкино гнездо и прочее.

В конце осени съемочные группы отбыли домой, а Он через плохое состояние здоровья “остался в одиночестве на зимовку” в Ялте.

“Дел по устройству постоянного крымского ателье оказалось много, – вспоминал он, – надо закончить съемочную площадку, поскольку он представлял собой лишь деревянный помост на бывшем теннисном площадке. Надо заново отстроить гараж для автомобилей и конюшню для лошадей … Короче – дел много и скучать было некогда”.

Копирайт изображения
Станислав Цалик

Image caption

Съемочный павильон киностудии А. Ханжонкова в Ялте

Так начиналась Ялтинская киностудия. Следующего лета приехали, убегая от большевиков, около 20 творческих и технических работников – закипела работа.

Эта вторая его Ялта была полна надежд и нереализованных планов. Гражданская война чувствовалась все больше: пропало электричество, потом бензин. В конце 1919-го Он сказал своим сотрудникам, что дела плохи, посоветовал искать работу.

Осенью 1920-го жена Ханжонкова – Антонина, с детьми, пробилась, несмотря на все границы до Ялты. Убедила мужа перенести бизнес в более спокойного Европы.

В Вене Он попытался восстановить кінодіяльність – открывал прокатные конторы, инвестировал в эксперименты со звуковыми лентами. Однако имел одни убытки. Перебрался в Берлин – то же.

Копирайт изображения
Станислав Цалик

Image caption

Дворец Эмира Бухарского впервые попал на экран благодаря студии А. Ханжонкова

Здесь работать запрещено

В третий раз приехал в Ялту за новых жизненных обстоятельств.

В Берлине московские визитеры предложили Ханжонкову поработать в советской кинематографии. В конце 1923-го метр вернулся в Москву. Жена с детьми осталась в Берлине.

Вскоре пожалел – частного кинобизнеса, как оказалось, нет. Эмигрировать в этот раз не получилось. Устроился консультантом в Госкино, тогда – заведующим производством “Пролеткино”. Женился монтажеркою Верой Поповой, с которой сотрудничал в эмиграции.

1926 года Ханжонкова арестовали. За мифические финансовые злоупотребления дали полгода тюрьмы. Но сразу амнистировали. Зато лишили политических прав и запретили работать в кино. Вот тогда 49-летний кинематографист с женой выехал в Ялту.

Третья Ялта оказалась самой длинной, но трагической. Кое-как получил жилье – проходную комнатку в коммуналке на Севастопольской.

Захотел посмотреть на бывшую свою киностудию. Охранник не пустил. Мол, студия национализирована, находится в аренде ВУФКУ. Тем, кто лишен прав, здесь работать запрещено.

Копирайт изображения
Станислав Цалик

Image caption

Александр Ханжонков со второй женой Верой в Ялте 1944-го. Оставалось жить около года.

В отчаянии Он направил письмо председателю кінофотоуправління Борисове Шумяцькому. Просил “помочь войти в рабочую семью советской кинематографии полноправным ее членом” и объяснил: иначе ему грозит “смерть от недоедания”.

Работу не дали. Назначили персональную пенсию – 350 рублей ежемесячно. А жену Веру взяли на киностудию монтажеркою.

Ханжонков сел писать воспоминания. Книга вышла в 1937-м в издательстве “Искусство”. На обложке название – “Первые годы русской кинопромышленности”. Но на титульной странице вместо “кинопромышленности” стоит “кинематографии”. Цензура, беспощадно рубя рукопись, проворонила такую “безделушку”.

Полностью воспоминания Ханжонкова не напечатаны и до сих пор.

“Советская власть ограбила его…”

Новое испытание – нацистская оккупация. О пионере кино, жителя Ялты, напомнила 23 декабря 1942 года симферопольская газета “Голос Крыма. Russische Zeitung”.

В небольшой заметке на второй странице написано, что с приходом немцев “Ханжонков, хотя и прикован к креслу, бодро смотрит в будущее и уверен, что он сможет поработать в любимой отрасли…”.

20 января 1943 года эту корреспонденцию перепечатал берлинский еженедельник “Новое слово”, следовательно кинематографиста посетил работник этого издания – готовил материал о людях, которых осчастливил “новый порядок”.

Он отказался давать интервью. Журналист подал встреча с ним как случайную на улице.

“По тротуару, вдоль киностудии, – читаем в числе по 28 февраля 1943 года, – пожилая женщина везет в кресле разбитого параличом старика. Это Ханжонков, бывший хозяин студии. Советская власть ограбила его. Долгие годы он был “позбавленцем”. За что? Тележка, которую подталкивает его жена, везет ограбленного нищего мимо его же собственное предприятие”.

Немецкий комендант, узнав, что заслуженный человек живет в ужасных условиях, переселил Ханжонкових к палацика по улице Боткинской, 15.

Советская власть, вернувшись, назначила Ханжонкову мизерную пенсию и паек.

Вскоре, 26 сентября 1945-го, он умер.

68-летнего основателя Ялтинской киностудии похоронили на старом Ливадийском кладбище. Впоследствии перезахоронили в некрополе на Поликуровском холме.

Share Button